История на восемь веков – благоверный князь Александр Невский в памяти народа

«Имя России» – проект с этим громким названием в 2008 году привлек внимание многих телезрителей и интернет-пользователей. На протяжении нескольких месяцев телеканал «Россия» знакомил их с претендентами на победу: 500 биографий известных людей, 50 роликов о деятельности самых ярких из них, 12 презентаций в прямом эфире.

 

Возросший интерес к отечественной истории, к научным трудам и популярным историческим романам, замечательные дискуссии. По сути, авторы проекта намеревались найти России не имя (оно у нее есть), а лицо. Все участники проекта занимались олицетворением, поиском героя-символа. Им в конце декабря по итогам голосования был назван благоверный князь Александр Невский.

 

Телепроект – это, конечно, не научное исследование, это некая игра, состязание в красноречии тех, кто героев на суд зрителей представлял. Но всё же итог голосования, во время которого полмиллиона человек сделали свой выбор в пользу князя, заставляет задуматься: почему именно он? Нас разделяет восемь веков, сведения о его жизни немногочисленны. Святой жил в эпоху поражений, рабства, упадка. Даже победы великого князя, которые обессмертили его имя, по меркам современным не выходят за рамки локальных военных операций.

 

И всё же благоверный князь Александр – один из тех святых, чье имя на слуху. Дело здесь, конечно, не в одном телепроекте. Почему-то из сонма русских святых, из сотен прославленных Церковью имен о ком-то люди забывают быстро, кому-то посвящают монастыри и храмы, а кто-то становится не только национальным символом, но и по-настоящему близким человеком.

 

«В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание, и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями. Здесь путь для всех, отмеченный вехами героического подвижничества немногих. Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки», – писал профессор Георгий Петрович Федотов в своей книге «Святые Древней Руси»[1].

 

В духовном диалоге с этими подвижниками и рождается их образ. И не всегда просто сказать, насколько соответствует он действительности. Это образ реального исторического персонажа или наши представления о нем? Ведь в диалоге слушающий занимает свою, и порой очень активную, позицию. Вот почему в описании одних мы сердцем узнаем дорогой облик русского героя, в то время как другие – кино- или литературные – повествования вызывают противоположную реакцию – известное «Не верю!».

 

Так случилось, что Александр, потомок равноапостольного Владимира и Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха и Всеволода Большое Гнездо стал почти былинным образом, символом, но не только старины глубокой. Почитание князя, начавшееся практически сразу после его смерти, продолжается и по сей день. И в каждую эпоху русские люди видели в облике святого что-то свое. Точнее, каким-то удивительным образом князь Александр становился своим для каждой эпохи, продолжая свое служение народу и Отечеству. Ведь герои – это носители главных, вечных ценностей народа, культуры, цивилизации. Именно на них в обществе возложена непосильная ни для кого другого задача – действенная передача этих ценностей от поколения к поколению, от сердца к сердцу. Педагогическая функция героев – продолжение их особого служения даже спустя много веков после их смерти[2].

 

Как отмечает Георгий Петрович Федотов, святые «благоверные» князья составляют особый, весьма многочисленный чин святых в Русской Церкви. Их почитание особенно усиливается именно во времена монгольского ига, чтобы прекратиться одновременно с ним к концу XV века. В первое столетие татарщины, с разрушением монастырей, почти иссякает русская монашеская святость. Подвиг святых князей становится главным, исторически очередным не только национальным делом, но и церковным служением[3]. Ученый подчеркивает: Церковь, канонизируя князей, оценивает не результаты их правления, а намерения, жертвенную ревность служения. Венцом общественного служения является жертвенная смерть, герой-воитель всегда готов стать страстотерпцем. Древняя Русь видела в святых князьях по преимуществу общих предков, общих заступников, избранных представителей мирянской святости.

 

Современникам, пережившим катастрофическое Батыево нашествие, князь Александр дарил надежду – есть еще сильные, мудрые правители. Недаром, услышав слова митрополита Кирилла: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской!», люди восклицали: «Уже погибаем!»[4]. Князь в памяти потомков смог остаться христианским правителем и милостивым отцом. А в тех условиях это было очень непросто.

 

«XIII век представлял собой знаменательную эпоху в русской истории, – отмечает историк Георгий Владимирович Вернадский. – В предшествующие века сложилась и ярким цветом зацвела русская культура как своеобразное сочетание и пышное возрастание на славянской почве богатых ростков православной Византии, Востока степных кочевников, Севера варягов-викингов»[5]. И вот этот яркий мир в одночасье оказался на краю бездны, на грани полного уничтожения. Благоверному Александру пришлось быть героем в негероическое время. Оно потребовало от него не только подвигов на поле брани, но и смирения перед противником, которого нельзя было тогда победить.

 

Невский был политиком, дипломатом, стратегом. На фоне вспыльчивых удельных князей, готовых ради успешного момента на опрометчивый шаг, князь Александр выбирал стратегию на века. Он ездил в Орду, чтобы отвести от русских людей беду, одно из таких путешествий стоило ему жизни. Но князь помог многим, в том числе и русским пленникам в Орде, и даже способствовал организации первой православной епархии в ее столице Сарае. Он умел ради целого жертвовать частным, в том числе и своей репутацией гордого и свободного князя. «Подчинение Александра Орде иначе не может быть оценено, как подвиг смирения. Неслучайно в видении Пелгусия (накануне Невской битвы. – Авт.) в помощь Александру являются именно Борис и Глеб – святые смирения, по преимуществу. Христианский подвиг не всегда есть мученичество внешнее, а иногда, наоборот, внутреннее: не только брань видимая, но и “брань невидимая”, борьба с соблазнами душевными, подвиг самодисциплины и смирения»[6], – подчеркивает Вернадский.

 

Два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранение Православия как нравственно-политической силы русского народа. Цель эта была достигнута: возрастание русского православного царства совершилось на почве, уготованной Александром.

 

Победа благоверного князя Димитрия Донского – следствие мудрой политики Невского. Недаром имя святого связано и с Куликовской битвой: из летописи известно чудо явления Александра Невского пономарю Владимирской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в ночь на 8 сентября 1380 года, в канун Куликовской битвы. Когда в видении благоверный князь Александр Ярославич восстал из гроба и выступил «на помощь правнуку своему, великому князю Дмитрию»[7].

 

Именно после Куликовской битвы, в 1381 году, состоялось первое открытие и освидетельствование мощей святого князя Александра. Святому было установлено церковное празднование, написаны канон и первые иконы. Иконография Александра Невского развивалась в двух вариантах: в первом святой князь представлен в княжеском одеянии, при оружии; во втором – в монашеском облачении, как чудотворец и монах Алексий. Ведь перед смертью князь принял схиму с этим именем. Стоит отметить, что до XVIII века преобладал второй иконографический вариант. Изображать князя только в виде воина стали в эпоху Петра I, когда потомкам стал нужнее именно этот образ святого.

 

Еще одно чудо для укрепления русских воинов произошло в 1552 году в присутствии Ивана Грозного, шедшего походом на Казанское царство. Во Владимире во время молебна у раки благоверного князя о даровании победы приближенный царя, Аркадий, получил исцеление рук; впоследствии он написал еще одно житие святого[8]. Со временем по всей Руси стали строить храмы и закладывать монастыри во имя благоверного князя Александра

Особо почитал князя-победителя Петр I. В 1710 году царь приказал воздвигнуть на месте победы новгородской дружины над отрядом шведов в 1240 году монастырь во имя Александра Невского и перенести мощи князя в новую столицу. Так Петр хотел связать память о своей победе над шведами с памятью о триумфе Александра в Невской битве.

Более того, Петр приказал перенести день празднования памяти князя Александра с 23 ноября (по старому стилю) (день его погребения во Владимире в 1263 году) на 30 августа (дата подписания мирного договора со шведами в Ништадте в 1721 году). Именно в этот день в 1724 году произошло торжественное перенесение мощей Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург. С этого момента князь был признан небесным покровителем империи и новой ее столицы [9].

Уже после смерти императора, в 1725 году, выполняя волю покойного супруга, Екатерина I учредила орден святого благоверного князя Александра Невского, ставший одной из высших российских наград. После революции награду упразднили, но снова возродили в тот момент, когда образ святого князя стал необходим потомкам – в годы Великой Отечественной войны. Эта награда существует и в наши дни.

 

В XIX веке три русских императора носили имя благоверного князя Александра, святого почитали покровителем царствующего дома. Поэтому ему посвящены сотни храмов и обителей по всей России. И потому же в первые десятилетия советской власти имя святого постарались вычеркнуть из народной памяти.

 

Снова к образу благоверного князя потомки вернулись в 30-е годы, когда советский патриотизм стал новой пропагандистской доктриной. Наряду с другими историческими личностями дореволюционной российской истории Александр был полностью «реабилитирован» в 1937 году.

 

Одним из важнейших этапов этой «реабилитации» стал фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». Картину выпустили в 1938 году, однако накануне войны с немцами она оказалась до такой степени актуальной, что не была допущена в прокат. И лишь после начала Великой Отечественной войны фильм вышел на экраны. Он становится легендой. Фильм не просто отображает историю Древней Руси, он ее создает – по фильму пишут учебники истории, а профиль актера Николая Черкасова, исполнившего главную роль, изображают на советском ордене Александра Невского.

 

До сих пор не все знают, что фраза «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет» принадлежит киногерою, это не цитата из жития. Так была она созвучна этой новой жизни благоверного князя. Так стали вновь нужны Родине ее прежние герои. «Вы ведете войну освободительную, справедливую. Пусть в этой войне вдохновляет вас мужественный образ наших великих предков Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова», – говорил, обращаясь к советским солдатам, Иосиф Виссарионович Сталин.

 

В апреле 1942 года в СССР прошло всенародное празднование 700-летия Ледового побоища. К этому событию были написаны известные полотна Павла Корина и Валентина Серова[10]. На картинах благоверный князь – богатырь, способный справиться с любым врагом. Образ, который должен был внушать уверенность в победе далеким потомкам великого князя.

 

Так на протяжении столетий русские люди вглядываются в лик святого для того, чтобы найти ответы на вопросы своего времени. Какие же вопросы задаем ему сегодня мы? Что ищем мы в облике благоверного князя, родившегося и выросшего в совершенно ином мире? В том мире, где обряд воинского пострига совершали над мальчиком в три-четыре года, и с этого времени он переходил на мужскую половину дома, начиналось воспитание будущего воина. Где в первый поход княжич отправлялся в девять лет, а править одним из княжеств начинал в 13-14. Благоверный князь Александр в 20 лет одержал победу на Неве. В чем ему может подражать наш современник, когда в нашем мире до 35 лет человек относится к молодежи, а в 9 лет ему не доверяют простейшие хозяйственные работы? Это большая и больная тема для размышлений педагогов, родителей, воспитателей. Может, нам стоит сегодня говорить о воспитании ответственности, прежде чем речь вести о героизме и мужестве? А может, учитывая реальность последних месяцев, о необходимости быть верными стратегическим целям, даже когда рушится привычный уклад?

Князь умер в 40 лет, оставив многодетное семейство и осиротевшую Русь. Он не был писателем, до нас не дошли его поучения. Но одна из фраз, приведенных младшим современником князя в самом раннем житии, стала его символом и девизом: «Не в силе Бог, а в правде». Мы любим повторять первую часть фразы, особенно когда сил нет, когда терпим поражения. Но забываем про вторую ее часть.

 

А ведь все дело-то как раз в искании правды Божией, Царствия Небесного. Именно это искание, к которому, по слову Спасителя, всё земное приложится, и делало народ наш по-настоящему непобедимым и помогало выживать во все времена. И вопреки всему создавать на пепелищах памятники и шедевры, хранить в веках память о подвигах святых и замечательных людях. Может, это и есть самый главный вневременный завет благоверного князя Александра Невского каждому из нас.

«И в самом деле, кто как не святой угодник Божий, может и должен стать именем России, олицетворять собой идеал Святой Руси? – сказал в интервью будущий Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, представлявший на проекте имя Александра Невского. – Ведь святость есть понятие, не имеющее временных или пространственных границ, но покрывающее собой путь в вечность. И если народ среди многих иных достойных кандидатур все-таки избирает своим национальным героем человека святого и праведного, то это зримо свидетельствует о духовном возрождении, происходящем в нас».

 

 

[1] Федотов Г. Святые Древней Руси. – СПб.: Сатисъ Держава. – 2004. С. 3.

[2] Архимандрит Тихон (Шевкунов). Неизвестные герои // Российская Газета. №55 (14–20 марта 2013 г.). С. 22–23.

[3] Там же.

[4] Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра // https://pravoslavie.ru/39091.html

[5] Вернадский Г.В. Два подвига святого Александра Невского // https://military.wikireading.ru/28109

[6] Там же.

[7] Гусакова В.О. О житии святого благоверного великого князя Александра Невского // http://www.iconworld.ru/products/124

[8] Русские святые воины. Жития. М.: Спасский собор – «Держава». С. 247–249.

[9] Священник Алексий Веретельников. К истории почитания святого благоверного князя Александра Невского// https://narod.pravoslavie.ru/48583.html

[10] Регинская Н.В., Цветков С.В. Благоверный князь православной Руси – святой воин Александр Невский. С. 360–362, 364.

 

+ Епископ Покровский и Николаевский Пахомий

Просмотров: (8)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *